О себе так…

Немного о родителях

Я родилась в смешанной семье. Мать из семьи хлеборобов и крестьян. Семья Вишникиных жила на Ставрополье со времен переселенцев из центральной России и войны на Северном Кавказе.

В то время росли хутора хаотично, как грибы. Наш дом после свадьбы моего деда Вишникина Сергея Романовича и Гридневой Татьяны Леонтьевны был построен там же, где я живу до сих пор (в хуторе (а потом селе) Отрезок, который стал частью города Зеленокумск Ставропольского края). Только размерами был гораздо меньше, чем сейчас. У деда с бабушкой было четверо детей, последний из которых родился в год, когда началась война.

У меня сохранилась фотография дедовой семьи, снятая в 1938 году, на которой запечатлены все Вишникины: по центру прадед Роман с прабабушкой (мама называла их бабенька и деденька) и все их дети три сестры деда и он сам, к тому времени все со своими семьями и детьми. Внизу по центру моя мама Анна (Нюся) десяти лет от роду и рядом ее сестра Мария.

В 1941 году сразу после объявления войны деда мобилизовали, и он сразу же ушел на фронт с тысячами таких же, как он мужчин, оставив своих жен и детей, растерянных, в слезах ожидать их возвращения, как думалось недолго, а оказалось на четыре года. Многие, в том числе и бабушка с детьми, так и не дождались своих мужей и отцов.

Дед, Вишникин Сергей Романович, пропал без вести в конце 1942 года, а извещение пришло только после оккупации в июне 1943 года. Маме с сестрой, как и всем «детям войны» довелось хлебнуть горя и лишений, испытать голод и холод, тяжелый труд на колхозных полях и дома, помощь матери легли на хрупкие девичьи плечи.

Так с поддержкой друг друга выжила семья Вишникиных, пережила и голод 1947 года и трудные послевоенные годы, когда пришлось восстанавливать свои разрушенные во время оккупации дома, постройки, закапывать в огородах ямы после бомбежек, восстанавливать виноградники, сады. Учились жить без кормильца - опоры семьи. Но подрастали мамины братья, и жить становилось легче.

В 1952 году началось строительство районной электростанции в соседнем (через реку Кума) селе и на строительство приехали завербованные из других областей молодые мужчины и женщины, одним из которых и был мой отец Сорокин Николай Васильевич, которого взяла к себе на квартиру подруга моей бабушки.

Она и познакомила молодых моих родителей. Отец из Горьковской области, черноволосый, кудрявый, небольшого роста, спокойный и рассудительный, мастер на все руки, приглянулся маме и молодежь, сыграв небольшую свадьбу, собрав скромные пожитки, обосновались на житье в родовом Вишникинском доме.

Чуть позже отец перестроил его в четырехкомнатный жилой дом (как говорят паровозом, где комната идет за комнатой как вагоны), в котором удалось пожить и мне с моей семьей.

О себе

23 июля 1955 года после мертворожденного первенца – мальчика ко дню рождения отца появилась на свет я, долгожданная дочка и первая внучка у бабушки. Отец назвал меня Галей в честь своей любимой сестры.

Всю свою жизнь я чувствовала любовь ко мне отца, мамы и всех ее многочисленных родственников. После моего рождения уже со мной на руках родители ездили в Иркутскую область на заработки. Очень хотелось им зажить своей семьей в своем доме. У бабушки становилось тесно, подросли братья, стали «женихаться», мамина сестра тоже была невеста «на выданье».

Спустя три года родители вернулись, купили земельный участок для строительства и в 1960 году мы перешли в свой жилой дом. К тому времени у меня появился младший брат, пухлый с тремя пепельными волосинами на голове, которые в первый год его рождения мама сбрила, улыбчивый с ямочками на щеках и очень мною любимый.

Школа

Первого сентября 1962 года родители вместе отвели меня, нарядную, в коричневом штапельном платье с кипельно - белыми манжетами на рукавах, кружевным воротничком, в белом фартуке, с двумя белыми бантами в пепельных вьющихся, туго заплетенных, косах, в школу.

Портфель был больше меня размерами, с привязанной к нему на шнурке в мешочке чернильницей- непроливайкой. Кто учился в те годы, помнит несмываемый след на портфеле в виде фиолетовой дуги. Так началась моя школьная биография.

Коротко о начальных классах – только яркие моменты.

Первая учительница, которая нас взяла не с первого сентября, но которую мы все негласно считаем первой – Селезнева Мария Андреевна. Мы, все одноклассники, вспоминаем ее с любовью и трепетом. Именно она вытаскивала нас из грязи по дороге в школу, читала нам сказки, когда мы уставали на уроках, таскала нас в походы в любую погоду и привила нам на всю жизнь страсть к учебе.

Уроки частенько учили при свете керосиновой лампы, висящей под потолком как сейчас люстры.

(Ныне живущие – цените блага цивилизации). До седьмого класса, а это 1969 год, писали ручками с тонким перышком, чтобы было красиво, с нажимом. В начальных классах у нас были уроки чистописания, которых сейчас в школах нет. В 1965 году объединили два села Ново-Григорьевское и Воронцово-Александровское в одно село Советское.

В 1969 году отец купил нам в дом первый телевизор «Темп». Сколько счастья и восторга было, вы не поверите. Младший брат, которому было два года, сидя перед выключенным телевизором и следя за стрелками на часах, терпеливо ждал детские передачи, а они были такими короткими.

В 1970 году первый выпускной из восьмилетней школы. Мне было 15 лет: худющая, голенастая, с шапкой вьющихся пепельных волос и как мне тогда казалось, очень некрасивая, из-за чего я страшно переживала. Сейчас с высоты прожитых лет все тогдашние переживания кажутся такими неважными.

Я всегда много читала и любовь к чтению – это заслуга моего отца, который постоянно мне подсовывал литературу по моему возрасту, и к 15 годам я прочитала книги- приключения Жюль Верна, Дюма отца и сына, Войнич и многие другие. Причем я брала сама книги в районной библиотеке, и отец приносил мне из пожарной части. При всем при этом успевала учиться.

Закончив восьмилетку, я перешла в среднюю школу № 1, которая находилась в центре нашего города (в город Зеленокумск село Советское переименовали в 1965 году). Пришлось привыкать к новым людям, учителям и одноклассникам. Учиться было интересно. В спорах и дискуссиях, рефератах, контрольных работах пролетело еще два года. Выпускной и отъезд в то же лето 1972 года в город моего студенчества Киров.

Студенчество

С первой попытки пройдя конкурс, я поступила на первый курс физико-математического факультета Кировского педагогического института.

Лучшие годы учебы и общения со сверстниками. Уже не ребенок, но и не совсем взрослая, в свои 17 лет я смотрела на мир распахнутыми глазами и впитывала в себя все новое, что видела и слышала.

Однокурсники были разновозрастными, и старшие относились ко мне и моим ровесникам с этакой снисходительностью и сторонились от нас в свои «взрослые» группы.

Не буду долго останавливаться на этих годах, тем более, что после первого курса, приехав домой на каникулы, я познакомилась со своим будущим мужем, с которым переписывалась полтора года. После окончания второго курса и практики в школе города Кирова в 7 классе, я поняла, что учитель из меня, как балерина из штангиста, и взяла академический отпуск.

Любовь, семья, работа……..

Переживая о том, как отнесутся родители к моему поступку, я все-таки списалась с любимым и он чуть раньше, а я на месяц позже в январе 1975 года уехали в Златоуст Челябинской области, где стали жить своей маленькой дружной семьей. Работали на металлургическом заводе, на прокатном стане 350. В то время цех очень знаменитый, протяженностью около 12 км. Весной 1975 года, когда стало ясно, что мы ждем ребенка, муж решил увезти меня к своим родителям в деревню Глуховка Тамбовской области, куда мы и прибыли в июне.

К тому времени я уже раздалась в объеме, а купить что- либо готовое из одежды в деревне в то время было невозможно. Я, вспомнив мамину науку по шитью (она всегда обшивала сама всю семью и научила меня строчить на машинке ровные швы, регулировать шаг), купив в магазине два отреза ситца, выкроила по старой свой блузке верх платья. Сделала сборку на уровне низа груди и пошила себе два свободных платья, в которых и проходила до самого рождения сына.

Я выросла в семье, где никогда не слышала матерных слов, и смех и шутки звучали постоянно. Мама с отцом любили и уважали друг друга. И вот я попала совсем в другую жизнь. Муж поддерживал меня, как мог, просил потерпеть, но он был постоянно на работе в колхозе.

После очередного спора родителей мужа между собой, свекровь ушла из дома на другой край деревни к старшей дочке, оставив все хозяйство на меня, 20-ти летнюю городскую девчонку в глаза раньше не видевшую корову и не умеющую с ней обращаться. Плюс ко всему прошла всего неделя после родов и к моему ослабевшему организму прицепилась инфекция.

В конце ноября с месячным ребенком мы прибыли в Зеленокумск к моим родителям, которые радушно нас приняли и заселили в отдельную комнату уже в новом кирпичном доме, который построили в 1974 году.

Зеленокумск

В 1976 году отдав ребенка в детский садик, я устроилась на работу прессовщицей цеха пластмасс на Зеленокумский завод Электроаппарат, на котором проработала с нового года до осени.

Отец, посмотрев на мою работу в три смены, сказал, что зарабатывать должен муж, отвел меня к своему другу, архитектору, который взял меня на должность инженера с моим неоконченным высшим образованием. Дополнительные заработки по 10,15 рублей на чертежах для студентов и всех желающих, покрывали разницу в потере зарплаты.

В 1976 году в мае умерла моя бабушка Татьяна Леонтьевна и мы с нашей маленькой семьей переселились в ее домик (тот самый родовой дом семьи Вишникиных).

В 1979 году у нас родилось чудо – щекастая и спокойная дочь, моя отрада до сих пор.

В 1983 году мы сами своими силами с помощью родителей и родственников, без найма работников построили большой кирпичный дом вместо того, который мне подарила моя любимая тетя Маша в 1977 году, как старшей племяннице с семьей.

В конце 1985 года закончился мой этап работы в отделе районного архитектора, и я перешла на работу в БТИ, с повременно-премиальной оплатой труда, тринадцатой зарплатой и наш семейный бюджет подрос. В 1987 году меня перевели на должность инженера и дали направление на учебу по специальности.

В 1990 году я закончила с отличием Московский заочный жилищно-коммунальный техникум по специальности техник-строитель (техническая эксплуатация зданий).

В 1991 году у нас родился третий ребенок – сын и бюджет семьи резко упал вместе с покупательской способностью рубля.Пришла рыночная экономика и изменения в ценообразовании. Я была в декретном отпуске, а у мужа начались перебои с зарплатой и работой. Дальнобойщики стали побаиваться ездить в рейсы в центральную Россию и в Сибирь. Организации проходили приватизацию, образовывались товарищества, потом АО, ОАО, ТОО, ГУПы и так далее, для нас это был темный лес, да и для руководителей тоже.

В 1992 году я оставила годовалого ребенка маме и тете, подменявшим друг друга и вышла на работу, чтобы помочь семье и мужу. Новые организации, новые формы работы, изменения по всем направлениям...

Было страшно однажды проснуться, и остаться без работы.

В 1996 году, устав от долгов , я перешла в новую службу края в нашем районе – отдел кадастра инженером. До сих пор не могу понять, как умудрялась экономить, а главное на чем, мама, да и еще помогать нам - своим детям Краевым службам зарплату платили вовремя. За полтора года мы вылезли из долгов и провели в дом сетевой газ. А организация мужа к тому времени обанкротилась.

Он так и не смог оправиться от этого удара и так больше нигде и не работал. В 1998 году я попала под сокращение штатов и встала на учет на биржу труда с пособием в 1400 рублей. По тем временам это были большие деньги. Мне выплатили 13 зарплату, отпускные, выходное пособие и поняла я именно тогда, что такое безысходность и чувства своего мужа.

Вот только позволить себе не работать я не могла. У меня была семья, в которой трое детей. ВСЕ умные мысли в голову и идеи приходят исключительно во сне.

Выживание в экстремальных условиях...

К тому времени моя первая учительница уже не могла существовать без посторонней помощи и я, поговорив с ее сыном, устроилась к ней приходящей сиделкой и параллельно прорабом на строительство у них же жилого дома, причем часть отделочных и штукатурных работ мы выполняли своей семьей, так как помнили еще свою стройку.

За счет денег по пособию, которые не платили наличными, а только натуроплатой, для дома накрутила тушёнки в скороварке, стройматериалы пустили на подготовку сараев и клеток для нутрий. Комбикорм обменяли на семью нутрий. Сделали задел для выживания в экстремальных для семьи условиях.

К этому времени дочь вышла замуж и ушла в семью мужа, старший сын попал в места не столь отдаленные (результат побега из армии и продажи ваучеров и золота в лихие 90-е). С нами оставался младший сын, которому мы еще были нужны.

В 2000 году домой вернулась дочь с маленьким годовалым внуком. Пособие мне уже не платили, но за прошедшее время я научилась кроить, шить и пришивать подкладки на шубы из нутрий, готовя их к продаже, за каждую из которых мне платили по 50 рублей, в свободное от этого сезонного занятия время торговала женскими платьями и костюмами подруги (прекрасной швеи и дизайнера одежды) по организациям с примеркой и подгонкой вещи по фигуре.

Семья нутрий за год дала 110 штук приплода, обеспечив нас мясом и шкурами для продажи. Дочь в замужестве научилась доить коров, и пошла к фермеру дояркой, откуда в счет зарплаты привела корову.

2002 год примечателен двумя событиями: в августе Наташа родила мне внучку Марусю, которой сейчас 16 лет и она расцвела на радость всех нас и меня пригласили на перепись населения на участок. Я заработала денег и медаль, которая дала мне статус ветерана и пособие к пенсии.

Работа на переписном участке, а потом в том же составе участие в выборах помогли мне снова найти работу. Меня взяла к себе снова в БТИ моя старая начальница, но не на старую должность, а на выдачу справок для сделок и судов. У меня снова появились друзья- адвокаты, риэлтеры, руководители различных ООО и просто клиенты. Мы выжили...

Будучи без работы, я мысленно дала себе зарок: приобрести такую специальность, с которой никто и никогда не оставит мою семью без куска хлеба.

И снова БТИ…...

Когда я вернулась в БТИ, в стране шла компьютеризация, к которой я заранее приготовилась и по самоучителю “Компьютер для чайника” освоила азы работы на компьютере, который тогда уже был у моего брата.

В БТИ было три компьютера, которые просто стояли в архиве и ими не разрешали пользоваться. Один из них я выпросила для работы со справками. Как оказалось, на них уже была установлена программа «Архив БТИ» и оставалось только начать на ней работать.

За два месяца работы, достав всех, в том числе и программистов из краевого БТИ, я научилась работать сама и стала потихоньку учить коллег работе с техникой. Раскачав лодку по освоению техники, но не успокоившись на этом, я стала уговаривать нашу Любовь Кирилловну, даму пенсионного возраста начать оказывать риэлтерские услуги при БТИ.

Созрели к 2005 году, когда технической работы стало мало, а за справками народ так и валил. В этом же году я купила компьютер домой, потому что понимала, что учиться набирать договоры и иски на работе мне никто не даст, а хочется и надо было осваивать новое и двигаться к своей мечте.

К концу года поменялся начальник, пришла Е.Н. Сотникова, настоящий друг и очень эрудированный и грамотный специалист с двумя высшими образованиями, привела с собой такого же бухгалтера, обновила коллектив, стала директором Советского филиала ГУП СК “СКТИ” и началось повальное освоение техники и чертежных программ. Расцвела наша риэлтерская деятельность под присмотром юриста.

В 2009 году за год до моих 55 лет и выхода на пенсию, подведя итоги, наше руководство дали нам с Машей (моей напарницей) напутствие в свободную жизнь, сказав, что с таким багажом знаний мы вполне сможем организовать свое агентство и работать на себя, что мы и сделали. Маша через пару лет уехала на работу в другой город, а еще через какое-то время ей на смену пришла моя дочь, которую я всему обучила. С ней мы сейчас и заканчиваем остатки дел.

Начало нового этапа

В конце 2016 года риэлтерская деятельность начала затухать. Появились МФЦ, часть сделок отдали нотариусам, нам стало тяжеловато держаться на плаву. Вот тогда меня и стали одолевать мысли и снова сниться сны о заработке, но уже в интернете.

Я перепробовала все ресурсы, заработок на серфинге, буксах, экономических играх, покупала курсы, краем зацепила биржи, казино и бинарные опционы, различные платформы и матрицы. МЛМ с хорошими и не очень продуктами. Скачав и посмотрев, часть из них – сразу выбросила в топку. Тогда же мне стал попадаться ресурс Игоря Колпакова "Лохотрона нет". Я сразу же на него подписалась и стала смотреть, что у него рекомендуется. Какое-то время я не могла ничего подобрать, потому что на курсы даже стоящие денег не было. И вот дождалась бесплатный тренинг.

В этом году мне исполнилось 63 года и сейчас у меня начинается новый этап, не менее интересный, чем вся прошедшая жизнь………….

Сообщение